Календарь древних майя (точнее календарно-хронологическая систе­ма) приобрел широкую известность. Во многих популярных и специаль­ных книгах можно прочесть, что древние майя достигли больших успе­хов в астрономии, что продолжительность солнечного года они опреде­лили точнее, чем в современном григорианском календаре и т. п. Такая высокая оценка действительно имеет некоторые основания.

К сожалению, во многих книгах можно прочесть и различные, мягко выражаясь, сомнительные сведения. Получается, что древние майя име­ли не только хороший календарь, но и, в отличие от других народов, были очарованы ритмом времени. Свою хронологию они вели по вели­ким мировым катастрофам, скорее всего от гибели Атлантиды, из кото­рой, собственно, они якобы и прибыли, если, конечно, не из еще более далеких стран. Календарь майя будто бы получили в наследство от не­кой высочайшей цивилизации времен не то нижнего палеолита, не то мезозойской эры. С другой стороны, календарь майя якобы был изобре­тен в последние века до нашей эры гениальным астрономом, «Гиппар­хом майя», и с тех пор оставался без изменений, предоставляя майя полную возможность наслаждаться ритмом времени, пока испанцы не ввели свой несовершенный календарь и не лишили их этого удовольствия. Календарь майя будто бы построили по планете Венера. Основание для подобных утверждений, конечно, есть, но не у древних майя, а у соответ­ствующих авторов, рассмотрение концепций которых никоим образом не связано с настоящей статьей. Наличие многих неясных вопросов в кален­даре майя создает почву для любых предположений.

Календарь древних майя изучается уже более столетия. Благодаря усилиям ученых различных стран удалось выяснить смысл календарных выкладок майя. В настоящее время мы можем с полной уверенностью понимать даты, которые древние скульпторы высекали в начале своих надписей. Тем не менее в календаре майя далеко не все понятно. Во многих случаях мы знаем, как майя вычисляли свои даты, но совер­шенно не знаем, зачем они это делали.

Принятая в настоящее время система обозначений различных ка­лендарных терминов майя не выдерживает даже самой легкой крити­ки. По традиции, отнюдь не древних майя, а их исследователей, воз­никла на редкость громоздкая и во многих отношениях бессмысленная (но хорошо отражающая этапы изучения календаря майя) система обозначений. Поэтому, чтобы разобраться в сложившемся положении, це­лесообразно последовательно рассмотреть имеющиеся материалы.

Классический календарь майя представляет собой стройную и тща­тельно продуманную систему. Как единое целое он, несомненно, явля­ется результатом работы одного или нескольких изобретателей. Эти изобретатели имели в своем распоряжении исходные материалы, отно­сящиеся к разному времени. В дальнейшем календарь несколько раз реформировался. Прежде чем касаться вопроса о развитии календаря майя, целесообразно рассмотреть классическую дату майя.

Классическая дата майя

Надписи майя обычно начинаются датой. Таких надписей, высечен­ных на каменных памятниках и стенах зданий (часто над входом), на­считывается более тысячи. Они относятся в основном к IV—IX вв. н. э.

Классическая дата майя включает следующие компоненты:

Вводный блок (смысл неизвестен).
Блок, вписанный в середину вводного блока (так называемый «покровитель месяца»). Каждому из 18 названий месяцев соответствует один из 18 этих блоков.
Число 360-дневных лет и дней, прошедших от начальной даты (0.0.0.0.0 4 Ахав 8 Кумху[4], 3113 г. до н. э.).
Дата 260-дневного цикла: число тринадцатидневки и название дня двадцатидневки.
Название дня девятидневки и блок «девятидневка».
Лунная дата: число лунного месяца, номер и название лунного месяца, количество дней в лунном месяце (29 или 30).
Дата 365-дневного года: число и название одного из 18 двадца­тидневных месяцев или 5 добавочных дней.

В качестве примера можно взять дату на притолоке 21 в Йашчилане. Надпись начинается датой, которую условно можно передать сле­дующим образом: «дата» (вводный блок) —«покровитель месяца йаш» — 9.0.19.2.4 (от начальной даты 0.0.0.0.0. прошло 400Х9 + 20Х0 + 19 360-дневных лет и 20X2 + 4 дня) — 2 (число тринадцатидневки, день) Кан — II день девятидневки — 27 число 3-го лунного месяца такого- то, состоящего из 29 дней — 2 (число двадцатидневного месяца) Йаш.

Классическая дата очень обстоятельна и подробна, хотя и весьма громоздка. В надписи на этой притолоке она занимает половину места.

При рассмотрении классической даты обращает на себя внимание следующее обстоятельство. Составитель, видимо, стремился указать да­ту, понятную всем жителям (хотя никто, кроме жрецов, читать не умел). Указана дата и по 260-дневному циклу, и по лунному, и по солнечному календарю. По-видимому, такая дата была рассчитана на всеобщее оглашение, с тем, чтобы любой обыватель понял в ней уж никак не мень­ше одного компонента, из числа тех, которыми пользовались в повсе­дневной жизни.

Для образованного жреца (равно как и для современного исследова­теля) такая громоздкая дата, вообще говоря, не дает решительно ника­ких дополнительных сведений сверх тех, которые содержатся в третьем компоненте — числе лет и дней, прошедших от начальной даты. Зная на­чальную дату (а она была известна, конечно, всем жрецам) и распола­гая некоторым свободным временем, по указанному интервалу можно весьма легко вычислить все прочие указанные в классической дате ком­поненты (кроме лунной даты, так как в разных городах лунный кален­дарь не совпадал), хотя для этого пришлось бы заняться довольно гро­моздкими арифметическими расчетами. Для этих расчетов жрецу следовало знать начальную дату:

По 260-дневному циклу: 4 Ахав.
По девятидневке: I.
По 365-дневному году: 8 Кумху.
Современный исследователь, воспитанный на десятичной системе сче­та, скорее всего преобразует 360-дневные года в дни, а затем будет под­считывать. Жрецы майя пользовались двадцатичной системой счета, но результат получался, конечно, такой же.

Чтобы найти дату по 260-дневному циклу нужно количество дней, прошедших от начальной даты, разделить на 260, а остаток прибавить к 4 Ахав. Чтобы найти день девятидневки, нужно делить на 9,. а остаток прибавить к 1. Чтобы найти дату 365-дневного года, нужно делить на 365, а остаток прибавить к 8 Кумху.

В данном случае от начальной даты прошло 144 000X9 + 360X19 + + 20X2+4X1 = 1 296 000 + 6 840+40 + 4 = 1 302 884 дня. Отсюда можно подсчитать остальные компоненты (кроме лунной даты):

1 302 884: 260 = 5011, остаток 24; через 24 дня после 4 Ахав будет 2 Кан.
1 302 884: 9=144 987, остаток 1, т. е. II день девятидневки.
1 302 884 : 365 = 3 569, остаток 199; через 199 дней после 8 Кумху бу­дет 2 Йаш.

Следует отметить некоторые особенности календарно-хронологиче­ской системы майя.

В хронологии и календаре велся точный счет дней, причем счи­тались только истекшие дни (как у нас при счете часов). Поэтому на­ше первое число месяца у майя было нулевым и т. д.
260-дневный цикл, не соответствующий никакой астрономической единице, вообще говоря, ни в солнечном, ни в лунном календаре со­вершенно не нужен и является сущим излишеством, сохраненным в си­лу некой традиции.
В хронологии принят 360-дневный год. Все остальные счетные единицы — больше или меньше 360-дневного года — построены по двад­цатичной системе.

В календаре принят 365-дневный солнечный год. Астрономы майя знали, что действительная продолжительность солнечного года больше приблизительно на четверть суток (в связи с чем в современном григо­рианском календаре добавляется лишний день каждые четыре года). Однако в календаре дополнительные дни не предусматривались. Без поправок 365-дневный год должен был отставать от фактического сол­нечного года и постепенно смещаться по сезонам. Таким образом, по дате майя точно известно, сколько прошло дней, но неизвестно, сколько прошло фактических солнечных лет.

Солнечный 365-дневный год разделён на 18 двадцатидневных ме­сяцев и 5 добавочных дней. 18 двадцатидневных месяцев как раз и со­ставляют 360-дневный год, принятый в хронологии. Продолжительность «месяца» в 20 дней не соответствует ни солнечному, ни лунному месяцу, хотя и удобна при двадцатичном счислении. Однако в силу некой тра­диции год подразделялся на 18 частей, имеющих свои названия.
Лунный календарь, в котором счет месяцев велся по полугодам, составляет вполне самостоятельную календарную систему, не связанную ни с солнечным годом, ни с хронологией.
Далее следует отметить особенности написания классической даты майя.

Даты по 260-дневному циклу и по 365-дневному году вместе составляют дату 52-летнего цикла. Во многих классических надписях дается только такая циклическая дата, которая повторялась через 52 года и была достаточна, чтобы точно датировать событие в пределах жизни по крайней мере одного поколения. Вместе с тем в классической дате эта циклическая дата не рассмат­ривалась как единое целое. Между ее компонентами стоит день девя­тидневки и лунная дата. Таким образом, в классической дате компо­ненты циклической даты рассматривались как самостоятельные, како­выми они, впрочем, и являются.

Дата по 365-дневному году стоит последней (число и название месяца). Между тем блок «покровителя месяца» вписан в вводный блок. Коль скоро «покровитель месяца» связан только с названием месяца и больше ни с чем иным, то было бы гораздо удобнее поместить его ря­дом с названием месяца. Однако в силу некой традиции он помещается в начале, т. е. в противоположной стороне всей даты.
Лунная дата, не в пример солнечной, выглядит безукоризненно. Здесь последовательно указаны: число месяца, номер месяца в 6-месяч­ном полугоде, название месяца и количество дней в нем. Создается впе­чатление, что запись лунной даты делалась по единовременно принятому стандарту (чего нельзя сказать о солнечной дате).
Начальная дата имеет довольно странный вид. В хронологии она при­ходится на нулевое число лет и дней, а в 365-дневном году — за 17 дней нового года.

Все эти особенности календарно-хронологической системы майя мож­но понять, рассмотрев историю ее возникновения и развития.

Календарь майя не является изолированным. Сходным календарем пользовались другие народы Мезоамерики, в том числе «ольмеки» (циви­лизация которых возникла примерно в XI в. до н. э.), тольтеки, астеки, сапотеки, миштеки, тотонаки. При изучении календаря майя необходимо учитывать данные по календарю других народов Мезоамерики.

Значение календаря менялось в различные эпохи. У племен охот­ников и собирателей, ведущих присваивающее хозяйство, не было осо­бой нужды в точном календаре. Они делили год на сезоны неопределен­ной продолжительности, соответствующие природным явлениям. Для счета времени также использовались «небесные часы» — фазы Луны.

Для древних земледельцев точный календарь имел огромное значе­ние. Он являлся результатом многовековых наблюдений, обобщенных великими мудрецами того времени. Календарь был могущественным инструментом в хозяйстве. Пользуясь им, можно было определить сро­ки различных работ, в первую очередь посева, от своевременности ко­торого зависел урожай. Без календаря земледелие майя было бы прос­то невозможно. Естественно, календарь майя имеет ярко выраженный сельскохозяйственный характер. В целом причиной его возникновения является переход от собирательства к земледелию.

В целях ясности изложения имеет смысл сначала дать предполага­емую картину возникновения календарно-хронологической системы майя, а затем перейти к детальному рассмотрению составляющих ее компо­нентов. Суммируя имеющиеся данные, наметим следующие этапы.

 

Предки майя, занимавшиеся преимущественно собирательством (на основе которого в дальнейшем возникло земледелие), различали сезо­ны неопределенной продолжительности, связанные с природными явле­ниями. Таких сезонов насчитывалось от 2 (сезон дождей и сезон засу­хи) до 18. Для ориентировочного счета времени использовались фазы луны. Понятия «год» не было.

С переходом к земледелию возникла необходимость точного счета дней. Земледельцы интересовались не всем годом[6], а только временем от посева до сбора кукурузы. Этот период продолжается около 9 ме­сяцев (в Юкатане с мая по январь).

Для определения начала земледельческого периода стали использо­ваться наблюдения за движением солнца через созвездия (знак зодиа­ка). Таких созвездий оказалось 13. Начало земледельческого периода определялось, вероятно, визуальными наблюдениями — вхождение солн­ца в созвездие Черепахи (Близнецы). Возникло понятие солнечного года, который был определен в 360 дней.

Для точного счета дней земледельческий период был разделен на 13 (по числу знаков зодиака) двадцатидневок (единиц двадцатичного сче­та), т. е. был определен в 260 дней (от посева до сбора).

Создание земледельческого календаря относится, по-видимому, к концу II тысячелетия до н. э. Его главными компонентами были 260-днев­ный земледельческий период и 360-дневный год.

260-дневный период с делением на тринадцатидневки и двадцати- дневки давал возможность вести точный счет дней во время всего земле­дельческого сезона. Для остальной части года точный счет дней, по- видимому, не велся.

360-дневный год был введен, по-видимому, в порядке попытки объ­единить солнечный и лунный календари. Он больше лунного и меньше солнечного. 360 дней—это два лунных 6-месячных полугода, если ок­руглить лунный месяц до 30 дней.

Кроме того, сохранялись, конечно, старые названия сезонов, однако еще не увязанные с какими-либо месяцами. Начало года опре­делялось, вероятно, наблюдениями за точкой восхода солнца на гори­зонте.

Древнейший календарь имел, однако, значительные недостатки. Во-первых, счет дней велся, по-видимому, только в земледельческом сезо­не. Во-вторых, 360-дневный год, хотя и близкий к лунному и солнечно­му, не соответствовал ни тому, ни другому, и нуждался в постоянной корректировке. Все эти обстоятельства, новые наблюдения и новые за­просы привели к первой реформе.

В настоящей статье реформы календаря умышленно описываются несколько упрощенно для удобства изложения и дальнейших ссылок. Реформы действительно происходили, но возможно, не в один прием. Поэтому результаты той или иной реформы могли быть выработаны не одним «собором мудрецов», а несколькими. Автором реформы могло быть и одно лицо. Важно, однако, что в результате становилась обще­принятой определенная концепция.

Кроме того, необходимо коснуться вопроса о распространении тех или иных концепций в условиях независимых городов-государств. Мог­ло быть в принципе два основных варианта — либо «миссионерство» т. е. рассылка ученых жрецов с целью пропаганды новой концепции, либо «паломничество», т. е. посещение иногородними, а в ряде случаев и иноязычными мудрецами центра, где была проведена реформа кален­даря. В свете имеющихся данных преобладало, безусловно, «паломни­чество». Иначе невозможно объяснить ряд ошибок в переводе календар­ных терминов, чего «миссионеры» никак не могли бы допустить.

Первая реформа календаря

1-ая реформа имела место, по-видимому, между 7.0.0.0.0 и 7.15.0.0.0 (354—38 гг. до н. э.) в одном из «ольмекских» городов. Сущность ее сво­дилась к следующему.

Превращение старинного 260-дневного земледельческого периода (посев — сбор) в повторяющийся 260-дневный цикл. Этим была достиг­нута возможность вести непрерывный счет дней и точно датировать лю­бой день, что требовалось для нужд хозяйственных и государственных. При таком способе датировки получалась одна неувязка, впрочем незна­чительная. Некоторые даты повторялись дважды в год, хотя и через большой промежуток в 260 дней. Чтобы уточнить, какая дата имеется в виду, нужно было указать также сезон.

260-дневный земледельческий период, превратившись в цикл, утра­тил реальную связь с земледелием, сохранив ритуальную. Вероятно, эта мера вызвала изрядные нарекания.

Сохранение старинных названий 18 сезонов разной продолжитель­ности. Названия этих сезонов могли прибавляться для уточнения к да­те 260-дневного цикла, причем, видимо, удобно было именно в этом по­рядке — название сезона для общей ориентации в году и точная дата.

Сохранение старинного 360-дневного года для счета лет. Мудрецы I реформы, конечно, знали, что 360-дневный год меньше солнечного, и что необходимо вводить добавочные дни. Эти добавочные дни вводились перед началом нового года, видимо, по указанию властей. Они не вклю­чались в 260-дневный цикл. Включить их в этот цикл было невозможно, так как это сбило бы счет 360-дневных лет. Поэтому они считались вне года и не имели ни числа, ни наименования. В связи с этим за ним закре­пилось традиционное название «дни без имени» (ст. иш-ма к’а-ба к’ин).

По позднейшим данным известно, что в эти дни происходила смена должностных лиц (а может быть и правителей), что, как водится, со­провождалось различными бесчинствами, вероятно, включая грабежи и убийства сторонников неподходящего кандидата. У богов, конечно, то­же происходила «смена» правления. «Дни без имени» видимо не без основания считались зловещими, роковыми днями (ст. ваай к’ин, нах. немон-теми), когда можно ожидать всевозможных безобразий. Беремен­ных женщин и детей запирали, чтобы они не превратились в диких зве­рей [7]. Остальные граждане приступали к выборам. В дальнейшем по­явился особый бог-распорядитель для этих роковых дней, что отража­ло, вероятно, появление подобной реальной должности.

Введение 364-дневного солнечного года

Мудрецы I реформы приняли продолжительность солнечного года в 364 дня. В связи с тем, что Солнце проходит в течение года 13 зодиа­кальных созвездий, они решили округлить сроки (фактически Солнце, конечно, не бывает в каждом созвездии равно 28 дней) и разделить год на тринадцать 28-дневных месяцев.

Это деление, вообще говоря, было очень удачным. Все месяцы име­ли равную продолжительность, были связаны и с небесными явлениями (восхождение различных созвездий), и с хозяйственными сезонами (но не с теми, для которых уже были традиционные названия). Поэтому 364-дневный год прочно вошел в жреческую практику в Мезоамерике и сохранился у майя и астеков до испанского завоевания уже в виде ри­туального года, но с ярко выраженным земледельческим уклоном.

Тем не менее 364-дневный год не получил, так сказать, официального статуса и остался для служебного пользования. Причин для этого мог­ло быть несколько.

Этот год был чисто теоретическим созданием ученых-астрономов, изучавших путь солнца среди созвездий. Месяцы этого года назывались по созвездиям, к практической жизни отношения не имеющим. Между тем жители пользовались старинными названиями сезонов, прямо свя­занных с земледельческими работами и т. п. Этих сезонов было 18 и они никак в 28-дневные месяцы не укладывались. Мудрецы I реформы решили сохранить народные названия сезонов и не навязывать новых искусственных месяцев. Однако обозначение определенных сезонов по созвездиям все же вошло в обиход.

Далее, этот год не совпадал с традиционным 360-дневным годом, который решили сохранить. Удобнее было не вводить два разных года, а совместить их за счет добавочных «дней без имени», присоединяемых к старому 360-дневному году. Тем самым получалось, что оба года фак­тически сосуществуют; один традиционный, официально, второй, новый, неофициально, как астрономический, нужный для руководства землё- дельческими работами и т. п. Разница состояла в том, что в 360-дневном году счет велся по 260-дневному циклу с перерывом на «дни без имени», а в 364-дневном году счет дней велся непрерывно по числам 28-дневных месяцев, причем все дни были «без имени».

Мудрецы I реформы, очевидно, знали, что фактическая продолжи­тельность солнечного года больше 364 дней. Однако они, по-видимому, считали, что ошибка незначительна. Кроме того, ошибку можно было сбалансировать, добавляя еще один «день без имени».

Введение хронологии

Появление хронологии отражает крупные достижения ученых жре­цов в области счета (или, скажем, математики). Было введено позици­онное написание чисел и понятие нуля. Позиционное написание чисел — явление достаточно редкое в древних цивилизациях. Мудрецы I рефор­мы решили его в оригинальном местном варианте, а именно на основе двадцатичной системы счета. При позиционном написании каждая циф­ра означала единицу в 20 раз больше следующей. Но для хронологии мудрецы I реформы разработали особый способ написания чисел.

В хронологии счет велся годами. Поэтому наименьшая единица оз­начала год (360 дней), следующая — 20 лет (360X20 дней) и т. д. Для полной точности в дате указывалось и количество дней меньше года. Они также записывались по позиционной двадцатичной системе. В ре­зультате прзиционная запись даты делится на две части (хотя это ни­как не отражено при написании). Первая, вторая и третья цифры пока­зывают соответственно количество лет в единицах 1X20X20, 1X20, 1 (т. е. в днях 360X20X20, 360X20, 360). Четвертая и пятая цифры ука­зывают количество дней меньше года в единицах ІХ20, 1. Таким обра­зом, позиционная запись хронологической даты специально приспособ­лена для счета лет, что, конечно, не случайно. Мудрецы интересовались не абстрактным математическим числом дней, а именно числом лет. Это, очевидно, требовалось по исторической традиции.

Нуль, во всяком случае в области счета времени, мудрецы I рефор­мы понимали не как отсутствие количества, а, наоборот, как полноту, завершенность. Такое понимание нуля при счете времени связано с принципом считать только истекшее время. В современном счете време­ни непоследовательно употребляются два разных принципа. У нас нет 0 числа месяца, но есть 0 часов. Мудрецы I реформы считали только по одному принципу — как у нас считаются часы (истекшее время). У них 0 дней означало, что прошло полных двадцать дней, что они и записывали 1.0. В дальнейшем, однако, можно указать примеры, когда знак нуля употребляется в смысле отсутствия количества.

Важно отметить, что этот принцип счета истекшего времени мудрецы I реформы применили последовательно и в таких счетных единицах, где нуль не был введен за отсутствием надобности.

В тринадцатидневке число 13, например, означало, что истекло 13-е число (по-нашему, стало быть, идет 1-е число). Древний 260-дневный земледельческий период начинался в день 1 Имиш[8]. По I реформе этот день следовало именовать 13 Ахав.

Мудрецы I реформы, конечно, исходили из лучших намерений. Ока­залось, однако, что мудрецы других народов Мезоамерики, так сказать, не созрели для этих понятий. В результате нуль все равно никто, кро­ме жрецов майя, не принял, а у жрецов других народов возник ряд не­суразных мифов, к математике отношения не имеющих, но вызванных именно попыткой некоторых мудрецов ввести понятие нуля.

Введение хронологии вполне может рассматриваться как один из при­знаков возникновения государства.

Жизнь племени протекает по сезонному годовому кругу, повторяясь в разных вариациях каждый год. Племя обеспокоено прежде всего обе­спечением своих членов в условиях постоянной угрозы нехватки пищи. Конечно, счет лет может вестись, но обычно нерегулярно, опираясь на памятные даты (например, год великого голода и т. п.). История племени уходит в незапамятные времена. Как эпохи в истории племени часто отмечаются бедствия, вынудившие переселиться из обжи­тых мест.

У государства совершенно иные запросы. Оно имеет более или ме­нее точное начало и гордится этим началом. Высокий взлет экономики, давший возможность образовать государство, рассматривается, вообще говоря справедливо, как начало новой эры после предыдущего прозя­бания и постоянной боязни голода. Впереди представлялись величест­венные свершения — слишком много уже было достигнуто, причем в небывало короткие сроки. Поступь истории становилась стремительной. Поэтому история государства никак не укладывалась в традиционные рамки вечной племенной истории, казавшиеся теперь не величествен­ными, а, наоборот, тускло-монотонными. Представляется неточным свя­зывать потребность в хронологии с властью царя или правителя. Во главе формирующихся государств не обязательно стояли цари с пожиз­ненной властью. Царской власти еще нужно было добиться, преодолев ожесточенное сопротивление старых племенных традиций. История календаря в Мезоамерике как раз и отражает эту упорную борьбу.

Для возникновения государства требуется наличие экономической базы, дающей достаточный прибавочный продукт для содержания ап­парата управления, жречества, войск. Само же управление могло стро­иться по разнообразным принципам. Оно, например, могло быть орга­низовано по компромиссному началу — поочередная власть родов. Сме­на власти должна была происходить, естественно, раз в год. Правите­ли, конечно, стремились удлинить срок правления, да и вообще узур­пировать власть, для чего пускались на всякие ухищрения. Во всяком случае время переизбрания правителя в ранний период существования государства вполне заслуживало названия «роковых дней».

Так или иначе, молодое государство испытывало потребность в хро­нологии и эре. И то и другое мудрецы I реформы обеспечили, причем настолько прочно, что эта эра продолжалась более полутора тысяч лет до испанского завоевания.

Мудрецы I реформы определили, что нулевой день в хронологии приходится на 4 Ахав по 260-дневному циклу. Старинный 260-дневный земледельческий период начинался в день 1 Имиш. Если считать, что период начинался с дождей и посева, то 4 Ахав (160-й день этого перио­да) приходится на время прекращения дождей и начала сезона засухи. При этом заметим, что в 4-е число правил бог солнца. Разумеется, мудре­цы I реформы указали дату по принципу счета истекшего времени (те­кущим был бы день 5 Имиш). Таким образом, нулевой день был приу­рочен, по-видимому, к началу сезона засухи.

Далее возникает вопрос, почему именно мудрецы I реформы отне­сли начальную дату за семь «четырехсотлетий» до начала их эпохи. Прямых сведений об этом не сохранилось, однако можно восстановить ход их рассуждений по легендам, возникшим после II реформы.

Мудрецы I реформы больше заботились о будущем, чем о прошлом. Прошедшую и будущую историю они уложили в рамки полного комп­лекта, т. е. 20 «четырехсотлетий», причем на будущую историю отвели 13 «четырехсотлетий» (священное число). На прошедшую историю ос­талось семь. Отметим, что восьмое «четырехсотлетие» в качестве теку­щего было избрано не без хитрости: всяким восьмым периодом правил бог изобилия и кукурузы, весьма благожелательный к людям.

Текущую эпоху мудрецы I реформы датировали 7.0.0.0.0. Вероятно, в это время имело место какое-то историческое событие, которому при­давали особо важное значение (типа, например, основания города или государственных реформ). Предшествующую историю включили в рам­ки семи «четырехсотлетий». Эта история была основана на племенных легендах, в общем вполне реалистических. Историческая схема, приня­тая мудрецами I реформы, может быть ориентировочно восстановлена приблизительно в следующем виде (принимая округленно «четырех­сотлетие» за 394 года).

0.0.0.0.0 4 Ахав (3113 г. до н. э.) Исход из некой прародины на севере.
1.0.0.0.0 3 Ахав (2719 г. до н. э.) Странствия.
2.0.0.0.0 2 Ахав (2325 г. до н. э.) Приход в Мексику. Пища — жолуди.
3.0.0.0.0 1 Ахав (1931 г. до н. э.) Бегство от враждебных воинст­венных племен в болотистые местности. Пища — «водная кукуруза», водяная лилия.
4.0.0.0.0 13 Ахав (1535 г. до н. э.) Пища — «вроде кукурузы» (пред­ки культурной кукурузы).
5.0.0.0.0 12 Ахав (1143 г. до н. э.) Пища — кукуруза. Переход к земледелию. К этому времени относятся древнейшие «ольмекские» города.
6.0.0.0.0 11 Ахав (749 г. до н. э.) Пища — кукуруза.
7.0.0.0.0 10 Ахав (354 г. до н. э.) I реформа календаря.
При этом следует подчеркнуть, что в этой схеме не было никаких космогонических пунктов, вроде сотворения мира. Схема целиком ос­новывалась на этногонических преданиях, вообще говоря, довольно точно отражавших действительный ход истории. Округление всех эпох было неминуемо в силу отсутствия точного счета лет до возникновения календаря.

История племени начиналась с ухода из древней прародины, нахо­дившейся на севере. Майя так и называли север «путь позади», а древ­них предков — «людьми севера». Отметим, что начинать легендарную историю племени с переселения — широко распространенная традиция. Так начинается история племен ица и тутуль-шив в хрониках майя, ис­тория киче в эпосе «Пополь Вух», история астеков, история делаваров в эпосе «Валам Олум» и т. д. Переселение — всем памятный рубеж, с которого началась некая новая эпоха в действительной и, соответствен­но, легендарной истории племени.

Согласно легендам, распространенным в Мезоамерике, предки при­шли из местности, носящей название «7 пещер» (нах. чиком-осток) или «7 ущелий» (киче вукуб-сиван) или «7 покинутых домов» (ст. уук токоб на). По всей видимости, под этими названиями следует понимать не одну определенную местность, где было 7 пещер, или 7 домов, а 7 мест жительства, покинутых по ходу переселения по одному на каждое из 7 исторических «четырехсотлетий» I реформы. Термин на означает не только «дом», но и «место жительства». Токоб на можно понять двоя­ко — разоренный врагами или покинутый самими дом (в смысле «селе­ние»), Майя покидали дома, в которых был погребен умерший. Поэто­му «покинутый дом» может значить и «место, где жили умершие пред­ки». Токоб на по смыслу соответствует русскому выражению «старое пепелище».

Тольтекский переводчик перевел «пещера», вероятно, в связи с тем, что пещера ассоциировалась с древнейшим жилищем, отголоски чего сохранились в языке[9]. Переводчик киче (переводивший с тольтекского) перевел «7 пещер, 7 ущелий», поясняя, что речь идет не о настоящей пещере.

Таким образом, традиционные «7 пещер», по-видимому, являются от­голоском тех семи «четырехсотлетий», на которые разделили легендар­ную историю своих предков мудрецы I реформы.

Отметим, между прочим, что знаменитый юкатанский прорицатель яростно отрицает происхождение астеков от предков, живущих в «7 по­кинутых домах». Для этого были весьма веские основания. Сами астеки считали своей прародиной (т. е. исходным пунктом начала странствий) Астлан («место цапель»), находившийся на острове, где не было ни се­ми пещер, ни семи домов (название «астеки» происходит от этой местно­сти) и который они покинули в 1143 г.

Введение стандартного написания даты

Мудрецы I реформы, естественно, должны были позаботиться о том, чтобы даты по введенной ими системе были по возможности общепонят­ными. Насколько можно судить (надписей времен I реформы почти не со­хранилось), дата писалась в следующем порядке:

Вводный блок.
Число 360-дневных лет и дней, прошедших от начальной даты, за­писанные цифрами, без поясняющих блоков.
Дата 260-дневного цикла (число тринадцатидневки и название дня двадцатидневки).
Хотя прямых доказательств не сохранилось, можно с большим осно­ванием предполагать, что давалось еще название одного из 18 традици­онных общеизвестных сезонов (в дальнейшем эти названия сохранились в виде «покровителей месяцев»). Возможно, стандарт даты выработался не сразу. К эпохе I реформы относятся следующие датированные над­писи[10]:

7.16.3.2.13. 6 Бен Чиапа де Корсо, стела 2.
7.16.6.16.18. 6 Хецнаб Трес-Сапотес, стела С. Верхняя часть даты отбита.
12 Ееб. … 7.19.15.7.12 … Эль-Бауль, стела 1. Дата сильно повреж­дена, дата 260-дневного цикла помещена в начале, вводный блок, по- видимому, отсутствует.
7.?.?.?.? Санта-Маргарита-Коломба, стела 2. Сохранился только вводный блок и первая цифра.
8.6.2.4.17 8 Кабан Сан-Андрес-Тустла, статуэтка. Дата начинается вводным блоком.
В «ольмекском» городе Серро-де-лас-Месас встречаются даты I ре­формы и в более поздние времена:

стела 6: 9.1.12.14.10 1 Ок

стела 8: 9.4.18.16.8.9 Ламат

I реформа календаря имела огромное значение. Был создан не только достаточно точный солнечный календарь, но и оригинальная хронология с эрой и математический аппарат.

II

Вторая реформа календаря

II реформа вполне может быть названа «великой», если не по науч­ным достижениям, то во всяком случае — по последствиям. Народы Ме- соамерики приняли календарь в основном в варианте II реформы. Она относится ко времени примерно 8.7.0.0.0 (179 г. н. э.).

Основной задачей II реформы было преобразовать календарно-хро­нологическую систему так, чтобы открыть возможности, так сказать, ле­гального продления срока власти правителя, со ссылкой на то, что имен­но так происходит у богов. II реформа неразрывно связана с новыми тео­логическими концепциями. Кроме того, конечно, имелось в виду даль­нейшее улучшение календаря.

Сущность II реформы сводилась к приведенным ниже девяти момен­там.

1. Сохранение ставшего традиционным 260 — днев­ного цикла для непрерывного счета и датировки дней.

2. Введение девятидневки. Появление в календаре девяти- дневки отражает изменение космографических представлений. Старин­ная тринадцатидневка была связана с представлением о 13 сферах, каждой из которых правит определенный бог. Число 13 было взято по количеству «домов солнца» (созвездий зодиакального пояса). Само представление о сферах связано с астрономическими наблюдениями. Когда выяснилось, что Солнце, Луна и кометы не двигаются вместе с остальными звездами, а имеют собственный путь, возникло представле­ние о множестве небес — небо Луны, небо Солнца, небо звезд, небо пла­неты Венера, небо комет. К ним добавили еще подземный мир, или пре­исподнюю, область старого бога вулканического огня, который в Мекси­ке часто напоминал о себе, а также небо ураганов и т. п., доведя общее количество сфер до 13, в порядке мировой гармонии. 13 сфер, по-види­мому, были утверждены мудрецами I реформы.

Мудрецы-авторы II реформы сохранили 13 сфер, но только для неба, а преисподнюю разделили на 9 сфер или подземных миров. Основанием для этого были, очевидно, в общем правильные соображения, что если Луна, Солнце и прочее имеют свои надземные сферы, то у них должны быть и свои подземные сферы, во избежание столкновения. У каждой подземной сферы или подземного мира был, конечно, свой бог-хозяин (следует отметить, что мудрецы II реформы новых богов не выдумыва­ли, а распределили по девяти подземным мирам уже имевшихся). В ка­честве владык подземных миров эти боги были и владыками ночи, при­чем правили поочередно, так что вопрос о девятидневке (или, точнее, девятиночной неделе) был совершенно ясен. Требовалось только опре­делить, какой из девяти ночей соответствует начальная дата 260-днев­ного цикла — 4 Ахав. Этот вопрос был решен сугубо формально — раз четвертым днем тринадцатидневки правит бог солнца, то этому дню со­ответствует ночь подземного солнца.

Сама ночь была также поделена между девятью богами (а день меж­ду 13). Подразделение суток, очевидно, требовалось для различных нужд, в том числе военных. Ночью в качестве указателя времени исполь­зовались приметные созвездия, например Плеяды.

3. Упорядочение лунного календаря. Поскольку насе­ление, судя по всему, продолжало придерживаться древнего лунного ка­лендаря для ориентировочного счета времени, что было очень удобно делать по фазам Луны, мудрецы II реформы решили ввести дату по лун­ному календарю, не внося в него, по-видимому, существенных измене­ний. В лунном календаре понятие года не существовало, а различались полугода (в общем соответствовавшие различению двух сезонов — дож­дя и засухи). Мудрецы II реформы сохранили это деление на полугода, округлив каждый до шести лунных месяцев. День месяца обозначался числом. Месяцы имели местные названия, а кроме того, для ясности им- придали порядковый номер в полугоде.

4. Введение 18-месячного года. Вопрос о месяцах солнеч­ного года, которым мудрецы интересовались куда больше, чем лунным, не был удовлетворительно решен до II реформы. Зодиакальные 28-днев­ные месяцы, по-видимому, не пользовались популярностью. Действи­тельно, они не совмещались их с лунными месяцами, ни с традиционны­ми сезонами.

Мудрецы II реформы решили этот вопрос в традиционном духе — сохранили общепринятое деление на сезоны, но уравняли их продолжи­тельность, округлив до 20 дней. 360-дневныи год оказался разделенным на 18 двадцатидневных «месяцев», совмещенных со старинными сезона­ми. Такой порядок был весьма удобен не только потому, что сохраня­лись общепринятые названия сезонов, но также и потому, что продолжи­тельность нового месяца совпадала со старинной двадцаткой дней 260­дневного цикла.

Ко времени II реформы древние названия сезонов успели смениться. Новые, существовавшие во время II реформы названия сезонов и были утверждены мудрецами в качестве названий новых месяцев. Они полу­чили распространение во всех городах майя. Однако чтобы не нарушать традицию, мудрецы II реформы решили, что в дате следует писать и древние, устаревшие названия сезонов, согласовав их с названиями но­вых месяцев. Эти древние названия, вероятно, напоминали о давно ми­нувших временах, великих предках и придавали дате особую торжест­венность. Для названий древних сезонов сохранили, по-видимому, и тр а­диционное место в начале даты, но для придания дате более красиво- стандартного вида их стали вписывать в середину вводного блока.

Названия месяцев, принятые мудрецами II реформы, в дальнейшем видоизменялись соответственно местным условиям. Древние названия сезонов окостенели в виде исторической реликвии. Народы, у которых получил распространение календарь II реформы, дали, конечно, 18 се­зонам свои названия, соответствующие местным условиям.

5. Введение 365-дневного года. Мудрецы II реформы знали, что точная продолжительность солнечного года равна 365 дням, если считать в целых сутках, без дробей. Поэтому они решили заменить 364-­дневный год 365-дневным. При этом количество «зловещих дней» воз­росло с 4 до 5, и в пантеоне майя оказалось два бога «зловещих дней»: четырех — по традиции и пяти — по II реформе.

Очень важным новшеством II реформы было включение пяти доба­вочных дней в 260-дневный цикл. Тем самым они перестали быть «днями без имени» (оставшись «зловещими»), и счет дней в 365-дневном году велся непрерывно. Следствием этого новшества было возникновение 52­летнего цикла.

6. Введение 52-летнего цикла. 52-летний цикл, собственно, не был введен, а явился естественным результатом включения пяти «зло­вещих дней» в 260-дневный цикл. Однако нет сомнения, что включая пять добавочных дней, мудрецы II реформы имели в виду именно соз­дание 52-летнего цикла, состоящего в свою очередь из 134-легних циклов и из 413-летних.

Дело в том, что 365X52 = 260X73=18 980 дней, т. е. 52 года (18 980 дней) являются наименьшим общим кратным 260 и 365. Дата 260-дневного цикла и 365-дневного года повторяется вместе через 52 го­да, что вполне достаточно для датирования события в пределах жизни поколения.

Если не учитывать тринадцатидневку, а только двадцатидневку, то название дня и дата 365-дневного года будут повторяться каждые четы­ре года, что и дает 4-летний цикл. Если, наоборот, учитывать тринадца­тидневку и не учитывать двадцатидневку, то число тринадцатидневки и дата 365-дневного года будут повторяться через 13 лет, что и дает 13­летний цикл.

52-летний цикл был задуман, несомненно, как некое орудие полити­ческой борьбы. В самом деле, получалось, что 13 небесных богов пра­вят теперь по четыре года каждый. Отсюда весьма легко было сделать вывод, что земной владыка также должен править бессменно четыре года, чтобы все было, как у богов. Короче говоря, открывались широкие возможности для жреческой пропаганды в пользу продления срока вла­сти должностных лиц. На сходных основаниях можно было добиваться и 13-летней и даже 52-летней власти, что, по-видимому, и делалось, ра­зумеется, не считая прямой узурпации власти с помощью военной силы. Однако и узурпатор нуждался для успокоения умов в некоторой божест­венной санкции.

7. Установление дня нового года. Казалось бы, мудре­цам II реформы вообще не было надобности пересматривать вопрос о начале года. Трудность, однако, состояла в том, что они ни в коем слу­чае не желали прерывать традицию и менять хронологию I реформы.

В настоящее время не вполне ясно, к чему было приурочено начало года по II реформе. В 1553 г. ноеый год приходился на 26 июля (16 июля по юлианскому календарю), но к этому времени он, по-видимому, сме­стился. Возможно, первоначально новый год приходился на осеннее рав­ноденствие и начало сезона засухи (счет 28-дневных зодиакальных меся­цев 364-дневного года I реформы начинался, по-зидимому, с весеннего равноденствия).

Так или иначе, установив день нового года, мудрецы II реформы дол­жны были согласовать его с начальной датой I реформы 4 Ахав. По под­счетам оказалось, что начальная дата приходится на 8 число последнего (18-го) месяца Кумху, т. е. наступает на 12 дней раньше нового года (3 Ееб), если не считать добавочных «дней без имени» (как полагалось по I реформе), или на 17 дней раньше нового года (18 Каб-ан), если считать добавочные дни (как было установлено II реформой).

Мудрецы II реформы, как указывалось раньше, включили 5 добавоч­ных дней в 260-дневный цикл, поэтому днями, с которых мог начинаться новый год, оказались Каб-ан, Ик, Ман-ик, Ееб.

8. Введение циклической хронологии. Мудрецы II ре­формы отнюдь не собирались отменять хронологию I реформы. Но им было необходимо связать прошедшую и будущую историю с 52-летним циклом, коль скоро он имел очень важное политическое значение.

Сделать это не составляло особого труда. Всю легендарную истори­ческую эпоху, т. е. 7 «четырехсотлетий», можно было включить в один цикл циклов, т. е. 52×52 = 2704 года (365-дневных, конечно), и считать, что идет второй цикл циклов. Получалась, однако, небольшая неувязка, а именно, между 0.0.0.0.0 (3113 г. до ,н. э.) и 7.0.0.0.0.0 (354 г. до н. э.) прошло 2759 лет, т. е. больше, чем цикл циклов. Мудрецы II реформы до­бавили еще один цикл и получили 2704 + 52 = 2756 лет, т. е. почти точно сбалансировали расхождение. Эта добавка имела еще и то преиму­щество, что теперь все четыре подразделения цикла циклов начинались с одного и того же числа тринадцатипятидневки, что, конечно, придава­ло всей системе некоторую стройность.

Далее возникал вопрос, когда, собственно, начинается 52-летний цикл и соответственно цикл циклов. Так как смена власти по традиции проис­ходила под новый год, то начало 52-летнего цикла (когда начинал пра­вить очередной бог) следовало отнести не к исходной дате 4 Ахав 8 Кумху, а к новому году. Это можно было сделать двояко — по I реформе (пропуская «дни без имени»), отнеся новый год к 0.0.0.0.12 3 Ееб, и по II реформе (добавляя 5 дней), отнеся новый год к 0.0.0.0.17 8 Каб-ан.

Подразделения цикла циклов следовало совместить с легендарными эпохами, различавшимися прежде всего видами пищи. Получалось изве­стное несоответствие — эпохи «водяной кукурузы» и пищи «вроде куку­рузы», подогнанные под «четырехсотлетия» I реформы, были значительно короче четверти цикла циклов. Тогда мудрецы II реформы разделили третью четверть цикла циклов примерно пополам. В результате хроно­логическая схема приобрела следующий предполагаемый вид (в скобках указано начало года по I реформе).

1. 3113 г. до н. э. 8 Каб-ан (3 Ееб)

52X13+13 = 689 лет. Исход из некой прародины.

2. 2424 г. до н. э. 8 Ик (3 Каб-ан)

52X13+13 = 689 лет. Приход в Мексику. Пища — жолуди.

3. 1735 г. до н. э. 8 Ман-ик (3 Ик)

52X6+6 = 318 лет. Пища — водная кукуруза.

4. 1417 г. до н. э. 1 Каб-ан (9 Ееб)

52X7 + 7 = 371 год. Пища — «вроде кукурузы».

5. 1046 г. до н. э. 8 Ееб (Ман-ик)

52X13+13 = 689 лет. Пища — кукуруза.

1. 357 г. до н. э. 8 Каб-ан (3 Ееб) новый цикл циклов.

9. Введение стандартного написания даты. Мудрецы II реформы, следуя, как обычно, традиции, не изменили стандарт даты, принятой по I реформе, но внесли много дополнений. В результате дата приняла «классический» громоздкий вид. Дополнения имели целью мак­симально пояснить, какой именно день имеется в виду. Дата начиналась вводным блоком, в середину которого теперь стали вписывать древние названия сезонов, согласованные с 18 месяцами. Далее шла запись коли­чества 360-дневных лет и дней, прошедших от начальной даты. В отли­чие от стандарта I реформы, по которому записывалось просто число по­зиционным способом, по стандарту II реформы после каждой цифры стали для ясности писать и название счетных единиц: «четырехсотлетие», «двадцатилетие», «год», «двадцатка», «день». Затем, как и раньше, шла дата 260-дневного цикла, а потом уже новые компоненты — день девяти- дневки, лунная дата и, наконец, последней — дата по новому 365-дневно­му году, т. е. число и название одного из 18 месяцев или 5 добавочных дней. В таком виде дата майя продержалась до конца классического пе­риода.

Третья реформа календаря

III реформа произошла вскоре после II реформы, вероятно, около 8 15.0.0.0 (337 г. н. э.). Местом ее введения был один из городов майя, возможно Вашактун или Тикаль. III реформа не была связана с введением в календарь новых астрономических данных. Она целиком связа­на с борьбой за власть и, по-видимому, отражает ее заключительный этап. III реформа не получила распространения нигде, кроме городов майя, .но зато е них ей следовали до испанского завоевания.

По-видимому, 4-летний срок правления, установленный II реформой, решительно не устраивал домогавшихся более долгой власти правите­лей. Попытки использовать для пропаганды в пользу продления срока власти 52-летний цикл у майя (в отличие от тольтеков) успеха не имели.

Существо III реформы состояло в том, что в качестве основной хроно­логической единицы было принято «двадцатилетие» (т. е. 20 старинных 360-дневных лет). Счет «двадцатилетий» велся от начальной даты 4 Ахав и все «двадцатилетия» начинались со дня Ахав, но с разных чисел три- надцатидневки. 13 «двадцатилетий» составляют «260-летний» цикл, по­сле чего повторяется одноименное «двадцатилетие» («круг двадцатиле­тий»), В течение каждого «двадцатилетия» правил один из 13 небесных богов (соответственно числу тринадцатидневки), что создавало солид­ную идеологическую базу для обоснования такого же срока правления у его земного коллеги.

По III реформе «двадцатилетие», по аналогии с четырехлетним цик­лом, подразделялось на четыре части. Каждым «пятилетием» правил определенный бог. По-видимому, эти «пятилетия» нужны были чисто в пропагандистских целях. Реальной смены власти у земных правителей уже не происходило. Такая смена власти осталась только у богов. Пра­витель получал от очередного бога официальное право на власть в тече­ние следующего периода. На многочисленных стелах в честь «пятиле­тий» и «двадцатилетий» проводится идея о том, что земной владыка по­лучил от соответствующего бога право на очередной срок правления, т. е. что «несть власти, аще не от бога». Стелы воздвигались, очевидно, с внушительной церемонией.

III реформа явно умышленно носила характер реставрации — возвра­щения к старинному 360-дневному году при исчислении срока правления. Очевидно, в борьбе за власть широко использовались ссылки на истори­ческие прецеденты, конечно, подтасованные. Так, имеются надписи с яко­бы древними датами, записанными в духе III реформы.

III реформа имела теологический характер (без всякого отношения к астрономии) и соответствовала социальному заказу правителей. В ка­лендарно-хронологическую систему она не внесла ничего, кроме пута­ницы. В самом деле, «двадцатилетия» и «пятилетия» перемещались по всему 365-дневному году.

Порядок, установленный III реформой, сохранился (с разными вари­ациями) вплоть до гибели городов майя. «Двадцатилетие» стало основ­ной хронологической единицей в истории. В сохранившихся отрывках хроник майя события сгруппированы по «двадцатилетиям» (иногда ука­зан и 360-дневный «год»).

Исторические сведения широко использовались для жреческой про­паганды. Теоретически предполагалось, что в наступающем «двадцати­летии» повторятся примерно такие же события, как и в одноименное «двадцатилетие», когда правил тот же бог (бывшее 260, 260X2 и т. д. «лет» назад). Это давало отличную возможность, ссылаясь на прецеден­ты (причем, конечно, из них отбирались соответствующие нуждам мо­мента), предсказывать близкие события или оправдывать уже случив­шиеся. Например, накануне испанского завоевания некоторые жрецы доказывали неминуемость астекского вторжения. После испанского за­воевания появились пророчества, указывавшие его неминуемость, а так­же неминуемость смены религии, что весьма понравилось францискан­ским миссионерам.

Порядок написания даты по III реформе не изменился. К дате стали добавлять еще ссылку на «пятилетие». В дальнейшем, впрочем, появи­лись даты исключительно в духе III реформы — указывалось только «двадцатилетие» и «год». Такой способ датировки внес много путаницы в исследование календаря майя. Только в результате долгих усилий уда­лось установить положение «двадцатилетий» в хронологии I реформы (расхождение между мнениями специалистов составляло «260-летний» цикл, когда повторяется одноименное «двадцатилетие»).

Четвертая реформа календаря

IV реформа, в отличие от III реформы, имела астрономический ха­рактер и касалась только лунного календаря. Хотя по II реформе был введен общий стандарт написания лунной даты, города майя пользова­лись разными лунными календарями, так как не было общепринятой точки отсчета. Нужно было определить, на какое число лунного месяца приходится начальная дата 4 Ахав 8 Кумху, а для этого требовалось определить точную продолжительность лунного месяца. Собственно, такие попытки делались в разных городах, но местные реформы не полу­чали всеобщего признания.

IV реформа имела место около 9.12.15.0.0 (687 г.). Согласно этой ре­форме, вводился единый лунный календарь[12] и тем самым упорядочива­лось последнее нестандартное звено в классической дате майя. Началь­ная дата 4 Ахав 8 Кумху была определена как 22 число VI лунного месяца. При этом использовался расчетный интервал: 12.4.0=149 лун­ным месяцам (т. е. продолжительность лунного месяца была определена в 29,53020 дня).

Вероятно, жрецы обосновывали необходимость реформы важностью ее для целей предсказания. В некоторых городах, наряду с датой по еди­ному лунному календарю, продолжали писать дату по местному лунно­му календарю. Единый лунный календарь продержался около 70— 100 лет. Затем многие города вернулись к прежнему лунному календа­рю, очевидно, более популярному.

Местные реформы календаря

Помимо этих четырех всеобщих реформ календаря, мудрецы отдель­ных городов проводили частные реформы и вносили в календарно-хро­нологическую систему свои уточнения.

В Копане пользовались лунным календарем, принятым по IV рефор­ме, еще раньше 9.12.15.0.0. В Паленке до этой реформы употреблялся лунный календарь, основанный на более точных расчетах. Мудрецы Па­ленке приняли расчетный интервал: 6.11.12 = 81 лунному месяцу и опре­делили, что 4 Ахав 8 Кумху приходится на 24 число VI лунного месяца. При этом мудрецы в Копане ошибались на 18 дней, а в Паленке — на 12—13 дней, что в сумме составило около 31 дня:

9.12.10.0.0.22. II, 46 934 лунных месяца после 4 Ахав 8 Кумху, 24.VI (расчет в Паленке);

9.12.10.0.0.22.III, 46 935 лунных месяцев после 4 Ахав 8 Кумху, 11.VI (расчет в Копане).

Таким образом, продолжительность лунного месяца была вычислена со следующей точностью:

Паленке: 29,53086

фактически: 29,53059

Копан: 29,53020

Уже в 9.16.5.0.0 (756 г.) мудрецы Копана ввели у себя новый лунный календарь. На этот раз речь шла о том, чтобы вести счет с затмений.

В некоторых городах делались попытки уточнить продолжительность (тропического) солнечного года. Мудрецы в Копане (стела А) опре­делили, что 19.5.0 составляет 235 лунных месяцев и 19 истинных солнеч­ных лет (тем самым продолжительность солнечного года была определе­на в 365. 2420 дня; в григорианском календаре принято 365, 2425, факти­чески 365, 2422). Далее, они определили, что к 9.16.12.7.18 8 Хец-наб 11 Йаш официальный год II реформы отстал от истинного, считая с на­чальной даты 4 Ахав 8 Кумху, на 938 дней. За 3876 лет истинный год опе­редил официальный дважды на 365 дней (1507 лет) и еше на 208 дней (интервал между 8 Кумху и 11 Йаш составляет 208 дней). Расчет со­стоял в том, что бралось число лет кратное 19 и приравнивалось к лун­ным месяцам, в данном случае 204X19 = 3876 истинных лет = 47940 лунных месяцев, что составляет по копанскому расчету продолжитель­ность месяца 9.16.12.7.18.

19.5.0 = 235 лунных месяцев — это так называемый метонический цикл в астрономии (повторяются комбинации Солнца и Луны). Вычис­ление точной продолжительности солнечного года требовалось для вве­дения поправки в 365-дневный год.

В календарь и хронологию вносились уточнения и иного свойст­ва. Рамки хронологии I реформы стали тесными. В ряде юродов хроно­логию удлинили, прибавив еще три счетные единицы сверх «четырехсот­летия» (т. е. 400X40 = 8000; 8000X20=160 000; 160 000×20 = 3 200 000).

Согласно надписи на стеле 10 в Тикале, бывшая начальная дата за­няла следующее положение:

1.11.19.0.0.0.0.0. 4 Ахав 8 Кумху.

При этом новая начальная дата изрядно отодвинулась[13]: 0.0.0.0.0.0.0.0 5 Ахав 8 Йаш-кин (5.041.738 г. до н. э.). Дата 8 Йаш-к’ин 5 Ахав (напи­санная именно в таком порядке) есть на стеле 16 в Копане. В Паленке (Храм надписей) встречается дата 10 Ахав 13 Йаш-к’ин, соответствую­щая 1.12.0.0.0.0.0.0, т. е. на 8000 «лет» позже начальной даты 4 Ахав 8 Кумху.

Такая сверхдлинная хронология, по-видимому, была принята не во всех городах майя. Например, согласно стеле С в Киригуа, до 0.0.0.0.0 4 Ахав 8 Кумху прошло 13 «четырехсотлетий».

Выход далеко за рамки хронологии I реформы свидетельствует о развитии космогонических и эсхатологических представлений, намечен­ных еще I реформой (13 предстоящих «четырехсотлетий») и продолженные в циклической хронологии II реформы.

По материалам indiansworld