Есть люди, которые все время слегка «через край».

Они всегда чуть-чуть не уместны и неудобны.
Они хорошие, но как-то хочется привести их в «нормальное состояние».

Если они плачут, то так горько, что плохо всем вокруг.
Если рыдают, то часами.

Если восхищаются, то только с бурными аплодисментами, как во время завершающего аккорда на сцене Большого. Как-то слишком, сверх принятого….

Если они радуются, то так, что тепло становится на половину планеты минимум, и все вокруг хотят погреться в этих прекрасных лучах.

Их все любят, когда они излучают тепло.

Они сторонятся всех, когда им плохо.

Они сторонятся, потому что не хотят причинять боль и непонимание другим. Они обычно предпочитают справится сами, вместо того, чтобы в очередной раз пугать окружающих. Те все равно вряд ли поймут, как можно так убиваться из-за того, что выпал снег и зеленых листков не будет видно целых три месяца или почему простое молчание в ответ на отправленное смс наваливается тяжестью практически железобетонного бронепоезда на старающееся выжить маленькое храброе сердце, которое отчаянно любит и ждет, когда эту любовь можно будет разделить со своим любимым.

Они бывают высокопарны, сверх-изящны в своих выражениях, как-то слишком торжественны, как главный герой в фильме.

Они также могут ругаться, как последний сапожник, пугая своей злостью и грубостью даже окружающих кошек.

Они могут прожить любую ноту эмоциональной палитры «по полной», они буквально чувствуют и действительно проживают «голой кожей» каждое свое состояние.

Среда тонко чувствующих людей обычно творческая, артистическая, музыкальная. Это среда, где говорят пылко, где любят страстно, где прощаются навек, где умирают и восстают из пепла трагично и красиво, завораживающе и жутко одновременно.

Со стороны многим кажется, что они видят актеров на действующих сценах, в мире, который к ним никак не относитсся. Приличным людям, и особенно духовно развитым, не пристало так хохотать, или так рыдать, потому что «все это не ваше, эмоциями нужно управлять», «знай меру», — продолжают они привычно твердить таким людям, — «начти жить нормально».

Но это именно то, что они меньше всего готовы осознать.

Для таких людей норма — это необходимость наглухо заколотить окна своей души.
Норма – это смерть внутреннего «я».
Норма — это серые стены и невозможность выкрасить их в оранжево-голубой, когда возрождаешься.
Норма — это когда вокруг все ненавидят и презирают друг друга, но ходят в гости на званые обеды, потому что «так положено».
Норма – это когда тебе не дают ни права, ни шанса составить о человеке свое собственное мнение, потому что «он мой друг, будь добр принять его как своего, а твое мнение никого не интересует».
Норма — это когда фиолетовое бардо гнева или черно-красная боль души обязаны быть спрятанными в дальний угол шкафа, потому это чушь и никому не интересно, что ты тут чувствуешь.

Социальный запрет испытывать эмоции по всему спектру в соответствии со своей природой делает из таких людей истуканов, болванчиков, глубоко несчастных людей, которые пытаются удовлетворить сначала родителей, а потом окружающих, лишь бы не пугать никого своими эмоциональными всплесками.

На самом деле, комедия и трагедия для них это и есть реальность, и они часто не понимают, зачем ходить в театр или смотреть кино, если все эти сцены и есть жизнь?

Они чувствуют не только себя. Это способ восприятия мира и они видят сквозь человека, внутрь него. Они ощущают за него всю полноценную модальность испытываемого чувства.

Если кто-то чувствует унижение, просто имея в голове мысль об этом, они успевают прочувствовать его до самого дна.

Им часто стыдно…за того, что делает гадкий поступок, или обесценивает, осуждает другого. Им стыдно, что другой сейчас говорит неправду.

Если кто-то злится или чувствует себя виноватым – они все это чувствуют и ощущают по максимальной шкале.
Они чувствуют все, что их окружает, именно так.

Им говорят «возможно», а они явственно чувствуют насколько полное это «нет». Им говорят «я занят», а они точно знают, куда направлена в это время энергия близкого человека. Им врут «у меня все в порядке», а они точно чувствуют, что это всего лишь ложь и что на самом деле происходит внутри родной души. Им улыбаются, и они точно знают что за этой улыбкой – боль или истинная радость.

Они понимают происходящее между людьми «за рамками», им доступно кожей впитывать все, что происходит на самом деле.

Столкнувшись с этим в детстве, они часто испытывают шок и резкое отрицание семьи и окружающей среды, испытывая натуральное отвращение к тем, кто врет друг другу в глаза и изощренно улыбается «поддерживая родственные и дружеские» связи. Слова «ну надо же как-то общаться, она же сестра мужа» им глубоко противны и неприемлемы, потому что норма для таких людей – общаться с теми, кто им интересен.

Они не понимают, как можно общаться, потому что «ну а вдруг у меня не окажется денег и что, некому будет позвонить?». Они не понимают, почему нужно пить вино друг с другом не просто потому, что приятно, а потому что это может принести тебе какую-то личную выгоду. Они не понимают, почему нельзя высказывать друг другу в лицо, и зачем нужен страх «а что, если я тогда его потеряю», или «они выгонят меня с работы» или «она заберет у меня ребенка», почему на страхе нужно играть, все время играть со счастливой физиономией и плакать ночами в подушку. Отсутствие возможности испытывать порицаемые негативные эмоции разделяет их сущность пополам, потому что одна их часть точно испытывает это, и в самой полной мере.

Это часто.. маргиналы, иногда и совсем идиоты с точки зрения социума. И одно из любимых фильмов таких идиотов что-то вроде «Фореста Гампа».

Лживое и пропитанное тленом современное общество часто бросает их интересы на самое дно, где в простых и грубых эмоциях людей сохраняется правда «от земли», когда внешнее не является полной противоположностью испытываемого внутри, где можно ругаться и выражаться, и материться, и где истиное ощущение имеет больше шансов на прямое выражение в мир.

Правда личные представления о жизни и ценности земного слоя, основанные на выживании, все равно рано или поздно создают конфликт в душе таких людей, ибо для них чуждо и это общество, поставившее жизнь каторгой пребывания на земле.

Таким людям чужда потеря связи с небом и солнечными лучами, способность радоваться и дарить друг другу восхищение, им не понятно отсутствие света в доме, и концентрация на том, чтобы «вытянуть лямку жизни», потому что сама жизнь в это время, по их мннию, как раз и не проживается. Отсутствие возможности проживания эмоций положительного спектра точно также не может быть принята ими, потому что аналогично разделяет сущность таких людей пополам, и грубое общество наскучивает им так же как и то, которое является позитивно-лживым.

Поэтому часто, когда внешняя картина взаимодействия людей и истинное положение дел является несоответствующим, то есть обманом, они просто уходят внутрь себя, отключаются. Эта реакция обеспечения собственной безопасности, когда вмешиваться во внешний мир, доказывать что-то, или спасать кого-то не нужно. Видение того, что случается «между строк» наделяет их способностью понимания, но не высказывания вовне, потому что никто не хочет быть уличенным, и такие высказывания не просто отрицаются, а резко отвергаются окружающими. Неприятие приводит к факту одиночества, что само по себе тоже очень болезненно, и из двух зол они выбирают меньшее.

В связи с этим частый способ выхода из ситуации — это вхождение в режим «стоп», то есть такое замерзание или эмоциональное похолодание, когда все вокруг ровно и ничего не происходит, они как бы «выключаются».

Если внешний мир не зовет их, то они могут находится в таком режиме долго, до какого-то внятного события, которое рождает в них отклик. Это дети, непосредственные живые дети, которые чувствуют мир напрямую, сразу в кровь, и в самой максимальной дозе. Когда они находятся в спокойствии, это больше выглядит как отрешенность, пребывание где-то не здесь и сейчас, в каких-то иных мирах.

Это состояние часто похоже на некий транс, глубокую осознанную медитацию, отключение от реальности картинки внешнего мира и полный уход внутрь для осознания себя. Им требуется больше, намного больше времени, чтобы родить отклик на внешнюю ситуацию, которую они воспринимают в многослойности. Понять себя, что же на самом деле происходит, прожить негатив, и спокойно подготовившись, высказаться по существу вопроса.

Окружающие часто не понимают и этого. Они, которые сейчас поголовно все стремятся «познать и дойти вглубь себя», не могут понять и принять состояния отключенности от внешней жизни в повседневной жизни. Это уместно для них пару часов в йога-зале, или в ашраме, или еще где угодно, но только не здесь и сейчас прямо у них на глазах.

Они начинают дергать «ушедшего» и возвращать его в мир обычно призывами что-то срочно делать и заполнять свою пустоту какими-то ненужными, бесполезными, или полезными, но действиями. Они беспокоятся о ментальном здоровье эмоционально ушедшего вглубь человека.
В этом и действительно, наверное, есть нечто пугающее.

Полная возможность проживания в другом мире есть ….шизофрения.

Хотя многие гении страдали этой болезнью, кто-то успешно, кто-то неуспешно справляясь с ней, никто до сих пор не знает, является ли способность полного переключения на внутренний мир нормальной.

Те, кто удерживали способность перехода туда и обратно, были точно не просто социально успешны, они вели за собой остальных.

Они принесли в этот мир много света и прогресса. Их идеи, картины, музыка или сценарии покоряли человечество невиданным доселе иным взглядом на суть вещей и заставляли расширить свой кругозор, выйти за рамки привычных вещей так, чтобы увидеть больше и понять глубже.

Они всегда были своего рода шаманами, которые по косвенным признакам рассказывали своему племени о том, что «там, в море, стоит кораблть белых людей» для того, чтобы другие соплеменники смогли увидеть то, что видят они.

Такие люди хорошо осознают, что они слегка «сверх меры» для других, и опасаясь своей собственной чувствительности, они либо закрываются от людей, выражая себя в творчестве, либо отказываются от этой прекрасной части себя и «исцеляются» путем медикаментов и других вариантов становления «нормальности». Они, как и все люди, хотят быть принятыми в социуме и стараются найти себе место под солнцем, не слишком пугая себя и остальных, а также стараясь быть социально приемлемыми. Встать в строй, так сказать….. часто убивая свою суть.

Эта суть состоит в том, что они видят и чувствуют больше и глубже, потому что им доступна полнота всего спектра. Они свободно путешествуют по шкале эмоций от интереса до точки умирания, и единственное, чему им стоит научиться это проживать свои эмоции, не пугаясь их.

Проживать, ни в коем случае не отключаясь от них, позволяя и поощряя себя на это тонкое чувствование, но принимая позицию наблюдателя, который принимает все это и несет себе поддержку, свет и тепло. Ни в коем случае не ругая себя за эту сверхчувствительность, не отрицая ее, не отрекаясь от нее, просто позволять ей случаться и не обращать внимания на советы «взять себя в руки», тем более не испытывая чувство вины «ну вот, меня опять кроет, я никуда не гожусь».

Если вы такой человек, то я хочу поделиться с вами информацией, которую вы возможно хорошо знаете, или только немного что-то слышали об этом, или это будет для вас радостным открытием, которое возможно изменит вашу жизнь целиком и бесповоротно к лучшему.

Елена Пономарева
ЖИЗНЬ БЕЗ КОЖИ, отрывок