И я поняла, что он просто разрушается от отсутствия прикосновений. Ему приходится быть мужественным и надежным, но он абсолютно редкий, удивительный мужчина, который сохранил свою чувствительность. Открытость сердца. Способность проживать все моменты. Я знала, что им тяжело, я всегда чувствую эту мужскую тяжесть: мой отец вырастил меня и сестру без мамы. И я говорила, и говорила, и объясняла, и старалась найти как можно более спокойные и мягкие слова, хотя внутри меня просто текли слезы. Ну как рассказать, что я чувствую, когда мы все чертовы куклы в этом социуме и как объяснить, что это не мои, женские, выдумки? Я молила бога, листая десятки, сотни, тысячи страниц в Интернете…Пожалуйста, ну должен же быть хоть один, хоть один мужчина, который честно и откровенно расскажет об этом, на его языке…. И я нашла! И мы перевели его статью, и я буду давать больше такой информации, я буду стараться. Я печатаю это для тебя, ищущего, который обратился ко мне. И для всех, кто пишет в Клуб «надоело разбираться в голове, не понимаю, что делать, куда смотреть». Мы будем идти, вместе. А пока, просто поймите: с вами все в полном порядке. Все. В полном. Порядке.

Марк Грин, мужчина, которого я искала, здесь: https://www.facebook.com/remakingmanhood/

Елена Пономарева

А вот перевод его статьи:

Как отсутствие прикосновений разрушает жизнь мужчин

Почему мужчинам нужно больше платонических прикосновений в течение жизни

Готовясь к написанию статьи о нехватке нежных прикосновений в жизни мужчин, я сразу же подумал, что сам точно могу платонически касаться других, но не очень-то доверяю другим мужчинам: «Кто-то обязательно сделает что-нибудь гадкое. Так всегда бывает». Но сразу же пришла и другая мысль: «Минуточку, почему я не доверяю именно мужчинам?» Голосок в моей голове нашептывал: «Я не считаю, что все люди обязательно делают гадкие вещи. Я не доверяю именно мужчинам».

В американской культуре мы считаем, что мужчинам нельзя полностью доверять на физическом уровне. То есть мы все подозреваем, что при наличии возможности мужчины немедленно перейдут к сексуальному контакту. И что мужчины не знают, как по-другому соприкасаться физически, не умеют себя контролировать, и что мужчины по натуре — собаки.

Эти данные не подтверждены относительно женщин.

Тактильная изоляция

Соответственно, задачей каждого мужчины стало изо дня в день умение доказать, что им можно доверять при каждом взаимодействии, и в каждом отдельном случае. Частично из-за того, что многие мужчины вели себя дурно. Таким образом, теперь мы доказываем, что заслуживаем доверия, совсем отказываясь от физических прикосновений, если может возникнуть даже малейшее сомнение относительно наших намерений. А оно, к сожалению, может возникнуть почти в любой ситуации, в которой мы оказываемся.

И как живут такие мужчины? В физической и эмоциональной изоляции, лишенные такого тактильного контакта, который, как было доказано, снижает стресс, повышает самооценку и создает чувство единения. Вместо этого мы бредем в городской толпе, ощущая себя, как в пустыне. Мужчины жаждут таких прикосновений.

Но мы отрезаны от них, и в результате чувствуем тактильную изоляцию.

Утешение в прикосновении

Насколько часто у мужчин есть возможность выразить свою привязанность через продолжительное платоническое касание? Как часто это происходит между мужчинами? Или между мужчинами и женщинами? Не просто рукопожатие или объятие, а продолжительный контакт двух людей, который успокаивает и сближает, но не является сексуальным. Между двумя людьми, которые не являются любовниками, и никогда ими не будут, но, тем не менее, могут держаться за руки, прислоняться друг к другу, сидеть рядом и тому подобное. Контакт в качестве поддержки. А если вы – мужчина, то представьте пять минут такого контакта с другим мужчиной. Насколько быстро возникнет идея о нетрадиционной ориентации? И почему?

В то время как женщины намного свободнее физически контактируют друг с другом, мужчины, если касаются друг друга, остаются под подозрением. В нашей культуре есть лишь одна область, где мужчинам разрешены длительные платонические физические контакты — только между отцами и их маленькими детьми.

Преображающий эффект отцовства

У меня возникла такая связь, когда родился мой сын. Так как я не работал и оставался дома, то провел годы со своим сыном. Каждый день он сидел у меня на руках, обнимал своей ручонкой меня за шею, клал голову мне на плечо. Пока он глядел на мир с высоты моего роста, я осознал новый уровень спокойствия и удовлетворенности, которого не было раньше в моей жизни.

КАК ОТСУТСТВИЕ ПРИКОСНОВЕНИЙ РАЗРУШАЕТ МУЖЧИНУФизический контакт между нами настолько меня преобразил, что я изменил свое мнение о том, кто я и какова моя роль в этом мире. Тем не менее, чтобы это понять, потребовалось завести ребенка, потому что у мужчин очень мало других возможностей этому научиться и почувствовать важность нежных, любящих касаний.

Отсутствие физической связи

В детстве и подростковом возрасте у меня просто не было иных физических контактов с другими, кроме как в форме грубого толкания или драки. Моя мама очень рано перестала меня обнимать, частично, думаю, из-за своего воспитания. Могу лишь догадываться, что в доме ее родителей физические прикосновения предназначались только для малышей, но не для детей более старшего возраста. Добавлю, что мой отец отсутствовал по причине развода и многолетней работы за границей, и я рос без объятий и прикосновений.

Из-за этого я чувствовал огромную неуверенность при человеческом контакте. Мне было уже больше 20 лет, когда я впервые мог смог обнять девушку, с которой встречался, предварительно не напившись. И по сей день я неуверен, когда и как следует войти в контакт с людьми, даже если они — мои близкие друзья. Дело не в том, что я не умею этого делать, просто чувствую себя при этом странно, неудобно. Не покидает ощущение, как будто делаю что-то не то…

Контакт между друзьями-мужчинами всегда краток – рукопожатие или хлопок по спине. Объятия между мужчинами или женщинами – это неловкий танец, комедия. Мы поворачиваем наши чресла то так, то этак, плечи вниз, тело назад, чтобы уж точно показать остальным, что здесь нет сексуального подтекста. Мы так стремимся показать себя сексуально нейтральными, что перестали радоваться моментам физического сближения.

Сексуальные прикосновения

Но в запутанной сфере физических отношений мы, мужчины, не доверяем не только другим, но и самим себе, потому что нас годами стыдили и судили за это. Мне это слишком сильно понравилось? У меня запретные мысли? Недоверие приводит к неуверенности: а можно ли дотронуться до другого человека, если мы не состоим в любовных отношениях? Часто мы от этого отказываемся, и позволяем себе дотрагиваться только до тех, с кем у нас близость, а долгие, утешительные прикосновения допускаются лишь со своей девушкой или парнем. Таким образом, огромная вселенная человеческого контакта внезапно сужается до размера одного человека, а прикосновения переходят в сферу сексуальных взаимоотношений. Следовательно, слишком много потребностей удовлетворяется за счет одного человека, даже если он очень любящий и великодушный.

Итак, возникает вопрос, как научить наших сыновей понимать, для чего нужны прикосновения? Как отделять сексуальное от платонического? Является ли удовольствие от физического контакта изначально сексуальной потребностью? Сомневаюсь, что среднестатистический итальянский мужчина когда-либо задавался этим вопросом. Однако в Америке это стало основной темой, благодаря пуританскому стыду, который культивировался целыми поколениями. Ставя во всех наших взаимодействиях на первое место страх, мы вместе с водой выплеснули и ребенка, и избегаем любого контакта, чтобы не было даже намека на нежелательное сексуальное прикосновение.

Отказ от человеческого контакта

Многие родители уходят от человеческого контакта с мальчиками, когда те достигают подросткового возраста. Прикосновения, в которых нуждаются подростки, часто сбивают с толку и даже считаются сексуально подозрительными. И что самое невероятное, от молодых девушек внезапно начинают ожидать, что они будут нести ответственность и не допускать нежелательных физических прикосновений, а они к этому попросту не готовы, также как и мальчики не готовы к тому, чтобы передать эту ответственность девочкам.

Поэтому, мальчиков оставляют на произвол судьбы с двумя негласными правилами:

Любое прикосновение является сексуально подозрительным.

Найди себе девушку, или перестань искать физических контактов.

А мальчиков с нетрадиционной ориентацией это обрекает на муки ада.

Американская культура оставляет мальчикам небольшой выбор. Отдельные физические контакты часто возникают, как проявление агрессии на баскетбольном поле, или в виде потасовки в раздевалке, но не как проявление доброты или сердечного поведения. И мальчики, нуждающиеся в прикосновениях, и загнанные в жесткие рамки отношений с другими мальчиками или неловкие сексуальные контакты с девочками, теряют сознательное понимание сердечных платонических контактов, которые были у них в детстве. Иногда это продолжается до тех пор, пока не рождаются их собственные дети, и лишь тогда они обретают вновь возможность мягких платонических прикосновений без всей сексуальной шумихи, которая доминирует в нашей культуре, даже если мы все это совместно презираем.

Потребность в настоящем единении

Неудивительно, что сексуальные отношения в нашей культуре перегружены гневом и страхом. Мальчиков бросают на необитаемом острове физической изоляции, и для них единственный способ найти утешение – это войти в смешанное пространство сексуального контакта, чтобы получить то единение, в котором они нуждаются.

Поэтому сексуальные отношения становятся гораздо более значимым опытом. Мы поощряем агрессивный физический контакт как подходящий способ общения для мальчиков, закрываем глаза на издевательства, и одновременно ожидаем, что они будут стремиться к нежным, сексуальным и романтическим отношениям.
Если бы мужчины могли удовлетворить свою потребность в физических прикосновениях за счет более широких платонических отношений, это бы сотворило чудо с нашим чувством единения с миром. Но в реальности мы не умеем даже нормально обниматься, потому что невозможно правильно делать то, чему нас никогда не учили.

Ценность прикосновения

У нас в дома престарелых к пожилым людям приводят собак, чтобы старики могли их погладить и приласкать. Благодаря эмоциональному контакту с живыми существами улучшается здоровье и эмоциональное состояние. Почему к пожилым людям приводят собак? Потому что до этих стариков никто не дотрагивается.
У пожилых людей должны быть внуки, которых можно каждый день держать на коленях, или кто-то, кого можно просто взять за руку. А не шпиц, которого привозят раз в неделю. А мы, вместо того, чтобы дать им человеческое прикосновение, кладем им на колени собак, потому что в нашей культуре человеческие касания все еще считаются подозрительными. Мы понимаем ценность прикосновений, даже если и делаем все, чтобы оградиться от них.

Боязнь осуждения

У нас, американских мужчин, есть трагический список причин, почему мы не любим прикосновения:

Мы боимся, что женщины заклеймят нас, как сексуально неадекватных.

Мы живем в откровенно гомофобной культуре, поэтому все контакты между мужчинами являются подозрительными.

Мы не хотим рисковать даже намеком на сексуальность по отношению к детям.

Мы не хотим рисковать своим статусом мачо, если будем физически нежными.

Мы не хотим быть отвергнутыми, когда пытаемся установить контакт.

Но в основе всех этих неверных, рассудочных выводов лежит тот факт, что большинство американских мужчин никогда не учили совершать мягкие, несексуальные прикосновения. Обычно нас не учат, что мы можем дотрагиваться, и до нас могут касаться другие люди в качестве платонического проявления человеческого контакта, которое приносит радость. Соответственно, процветают неуместные, сексуализированные прикосновения, которых боится наше общество, тем самым усиливая самосбывающееся пророчество, направленное против мужчин и прикосновений вообще. А вместе с тем, неумение взаимодействовать с помощью касаний оставляет мужчин в эмоциональной изоляции, способствует росту алкоголизма, депрессии и количества совращений.

Запрет платонических касаний

А что если нехватка платонических прикосновений делает некоторых мужчин слишком агрессивными по отношению к женщинам, которые стоят на страже прикосновений, но не могут справиться с этой тяжелой ношей? А женщины одновременно и выступают в роли жертвы, и в партнерстве с мужчинами способствуют запрету платонических касаний в американской культуре вообще? Влияние такой коллективной тактильной фобии чувствуется во всем нашем обществе, каждым мужчиной, женщиной и ребенком.

Брене Браун в своем выступлении «Сила уязвимости» на сайте www.TED.com подробно рассказывает об ограничениях, с которыми сталкиваются мужчины, пытаясь выразить свою уязвимость. Она обращает внимание, что мужчины втиснуты в жесткие рамки нашей культуры относительно того, что им можно делать, а что нельзя. И эти ограничения распространяются на физическое самовыражение мужчин через прикосновения, и просто мешает им жить.

Пробуждение прикосновения

Но есть и хорошая новость.

Есть много причин, почему отцы, сидящие дома «на полную ставку», являются той силой, которая преображает американскую культуру. Самая важная причина – это пробуждение силы прикосновения. Если мы остаемся целый день дома, то в любом случае нам приходится держать на руках своих чудесных детей. И мы узнаем о прикосновениях наиболее сильнодействующим и жизнеутверждающим путем, который предыдущие поколения мужчин просто упустили.

Если ты каждую ночь держишь на руках спящего ребенка, или год за годом каждый день гуляешь с ним за руку, то становишься другим человеком. Ты обретаешь свободу и уверенность в прикосновениях, и уже никогда их не потеряешь. Этот дар нам передают наши дети, и он способен буквально преобразить американскую культуру.

Как установить контакт

Соответственно, теперь, когда я не один, я дотрагиваюсь до людей, устанавливаю контакт, и делаю это с радостью и уверенностью. Теперь у меня свой собственный путь.

В моей жизни есть установленные схемы, но я стараюсь сделать все, чтобы сохранить контакт с сыном в надежде, что у него будет другое мнение относительно роли прикосновений в жизни. Я его обнимаю и целую, держу за руку или кладу руку ему на плечо, когда мы смотрим телевизор или гуляем. Я не буду от него отстраняться, потому что это может кому-то не понравиться, или потому что таковы негласные правила, и не брошу его на произвол судьбы. И надеюсь, что мы сможем держаться за руки, даже когда он станет мужчиной, и что это будет продолжаться до того дня, пока я не умру.

В конце концов, мы отучим себя от страха перед прикосновениями в личной жизни и повседневном взаимодействии. Умение выражать платоническую любовь и привязанность через прикосновение – это огромное и замечательное изменение, до которого надо дожить. Но для нас очень важно дожить до этого дня. Потому что это – основное, что может сделать нашу жизнь богаче и полнее.

Прикосновение – это жизнь.

Автор: Mark Greene
Перевод: #heartbrook