Франц Антон Месмер (1734-1815) — австрийский врач, создатель учения о «животном магнетизме». В 1766 году он получил степень доктора медицины, защитив диссертацию «О влиянии звезд и планет как лечебных сил». В своем докладе об открытии «животного магнетизма» Месмер утверждал, что планеты действуют на людей посредством неких магнитных сил. Он пришел к заключению, что магнитотерапия благоприятно действует на пациента, но не благодаря самому магниту, а в результате действия таинственной силы — флюида, исходящей от магнетизера. Потоком флюида управляет «некая энергия, сродни звуку в воздухе или свету в эфире». Врач был полностью убеждён, что «нарушенная гармония человеческого организма может самовосстановиться благодаря некоему универсальному агенту». По словам Месмера, размышления над этой теорией постепенно вытеснили его «с проторенной дорожки классической медицины»

Я утверждаю, что космические тела оказывают существенное влияние на живые организмы, преимущественно на их нервную систему, что достигается посредством тонкого всепроникающего флюида. Это влияние космических тел выражается в изменении свойств материи и органических тел. К этим изменяемым свойствам относятся, например, вес, взаимодействие, скорость, чувствительность, электричество, которые могут увеличиваться или уменьшаться.

Поскольку «человеческое тело имеет свойства магнита», Месмер назвал эту силу «животным магнетизмом». Практическое применение «животный магнетизм» нашел в психотерапевтическом приеме лечения «бакэ» (от фр. «чан») — несколько пациентов располагались вокруг деревянного чана с водой, в крышку которого через специальные отверстия были вставлены намагниченные железные стержни. В условиях группового сеанса пациенты прикасались к ним и друг к другу, создавая цепь, по которой «циркулировал» флюид. Магнетизер при этом должен был коснуться чана, передавая через него целительную энергию всем пациентам одновременно.

Применение «животного магнетизма» Месмер считал панацеей от всех болезней:

Врач, вооружённый этой теорией, будет в состоянии обнаружить причину, природу и прохождение любой болезни, включая сложносоставные заболевания. Он сможет контролировать развитие болезни, уменьшая или увеличивая её степень, не нанося больному никакого вреда. При этом возраст, пол, темперамент не играют никакой роли. Даже беременные и роженицы оценят преимущества этой теории.

Месмер полагал, что в состоянии магнетического сна или транса некоторые люди могут предвидеть будущее и прозревать далекое прошлое, способны видеть внутренние органы — как свои, так и других людей, распознавать болезни, определять средства лечения и т. п. При этом механизм лечения имел, по его мнению, сугубо физиологическое содержание.

Считалось, что животный магнетизм может передаваться на любые живые и неживые объекты, действовать на любых расстояниях, может накапливаться или усиливаться за счет зеркал или звука, а «магнетическая сила может быть собранна, спрессована, и передана из одного места в другое». Месмер  утверждал, что флюиды врача передаются больному за счёт магнетических пассов и прикосновений, прямо или опосредованно.

Магнетизирование есть, в конечном счёте, не что иное как непосредственная или посредственная передача ритмической энергии тонкого флюида, которым наполнена нервная субстанция. Это есть то, что заставляет этого посредника вызывать разнообразные благотворные кризы, являющиеся признаками выздоровления.

Таким образом, феномен «животного магнетизма» положил начало современной практике  гипнотерапии. Месмер ввел термин «раппорт», означающий физический контакт, благодаря которому происходила передача «флюида». Впоследствии «раппорт» в гипнотерапии стал означать словесный контакт гипнотизера с пациентом, находящимся в гипнотическом состоянии.

Московский поэт Ф. Н. Глинка описал опыт исцеления Елизаветы Чумаковой, дочери статского советника, в марте 1846 года. Магнетизирование проводил последователь Месмера О. И. Вейнтраубен, «медик при двух казанных заведениях и член разных ученых обществ». По сути, он сообщал читателям «Современника» о сеансе гипноза, в результате которого к Елизавете Чумаковой вернулся голос и силы. Глинка, склонный к мистицизму, был уверен в действенности «животного магнетизма»: «Нет сомнения, что месмеризм существовал с самых давних времен, преимущественно на Востоке. Месмер только подчинил некоторым правилам эту стихию, казавшуюся неуловимою».

Теория Месмера неоднократно подвергалась критике, однако интерес публики и врачей не ослабевал. Парижская научная комиссия пришла к выводу, что магнетизирование лиц, не убежденных в пользе метода или не знакомых с его действием, не давало никаких результатов. Полезные последствия от животного магнетизма наблюдались у истеричных пациентов, на которых также действовали и другие приемы.

Однако Е. П. Блаватскую, основательницу Теософского общества, нисколько не смущали научные опровержения теории Месмера. Напротив, в книге «Разоблаченная Изида» она утверждала, что «его оккультные свойства были доказаны и в него поверили» выдающиеся врачи. Ее, прежде всего, интересовали тайные свойства флюида: «Месмеризм является наиболее важной отраслью магии, и его феномены суть результаты вселенской энергии, которая служит основой всякой магии и которая во все века производила так называемые чудеса».

Во второй половине XIX века как в Европе, так и в США активно развивался спиритуализм — оккультное религиозно-философское течение, в основе которого лежит вера в возможность общения с духами умерших посредством медиумов.  Фактически, спиритуализм представляет собой слияние учения шведского мистика Эммануила Сведенборга о духах и жизни души после смерти с «животным магнетизмом». Гипнотический транс, знакомый публике по сеансам месмеристов, обрел новое применение в контактерстве медиумов, которые в состоянии транса передавали сообщения из потустороннего мира.

Толчком к формированию философии «Нового мышления» также послужили лекции-демонстрации теории Месмера в Новой Англии. Гипнотизм прижился в американской культуре, отошедшей от общепризнанной религии и стремящейся к новой духовности, которая придавала особое значение исследованию прежде скрытых возможностей человеческого разума, контакту с трансцендентными высшими духовными силами и достижению внутренней гармонии через самосовершенствование. Начало философии «Нового мышления» положили работы Финеаса П. Куимби (1802-1866), целителя-месмериста. Куимби пришел к выводу, что состояние здоровья человека целиком зависит от веры и ожиданий пациента, следовательно, недомогание и болезнь можно исцелить положительным мышлением и правильным отношением, изменив представления человека о болезни, то есть использовать лечение внушением. Выстраивая свою «науку об  умственном исцелении», Куимби полагался на учение сведенборгиан и спиритуалистов.

По материалам nam.apologetika.ru